Узбекистан в сети: Яндекс.Махалля, LeBazar и день без интернета

Василий Верещагин. Самарканд

Продолжаем путешествовать по миру и разбираться, как где устроен интернет. Герой этой статьи – Узбекистан, страна, где интернет еще оооочень медленный, смотреть YouTube и трансляции – дороговато, а за себя и за того парня работает Telegram – самый популярный сервис в стране. Рассказываем, почему IT-гиганты не спешат покорять Узнет, с помощью какого приложения можно сходить на базар и чем уникален Яндекс.Махалля.


КОНТЕКСТ:

  • В 2016 году Интернетом пользовались 46,8% жителей Узбекистана (в России – 73,1%). Сейчас количество узбекских пользователей превышает 20 миллионов – около 60% населения;
  • Средняя скорость проводного интернета в Узбекистане – 13,5 Мбит/с, мобильного — 9,8 Мбит/с;
  • Узбекистан занимает 41 место в Глобальном индексе кибербезопасности Международного союза электросвязи (МСЭ);
  • Русский язык в Узбекистане не имеет официального статуса, но широко распространен – им владеет до 80% жителей. Поэтому многие узбекские сайты имеют русскоязычную версию.

.UZ в прошлом и будущем

Интернет в Узбекистане появился в середине девяностых.

Гузаль Каланова хорошо помнит это момент: интернет и компьютер она осваивала одновременно. «Я в первом классе была, — рассказывает она. — Через модем все это было очень дорого и медленно, и сидеть долго было нельзя, чтобы не занимать телефон. Помню, что можно было скачать какую-нибудь песню, она качалась всю ночь. Мне не разрешали долго сидеть в интернете, но тогда это и не особенно нужно было. Потом, в начале двухтысячных, все, что мне хотелось «погуглить» (а я фанатела по “Формуле-1” и команде “Феррари”), искала для меня сестра: на работе в банке у нее был халявный интернет, и распечатывала мне…».

29 апреля 1995 года у Узбекистана появился национальный домен Узбекистана – UZ.

Оценить текущую ситуацию мы попросили Александра Сучкова, IT-журналиста infoCOM.UZ, отраслевого издания Министерства по развитию информационных технологий и коммуникаций в сфере ИКТ:

«Доменная зона UZ очень малочисленная. За почти 25-летнюю историю зарегистрировано всего 68 тыс. доменов. А если прибавить к этому тот факт, что в декабре 2017 года на одно физическое лицо было зарегистрировано в один день более 15 тыс. доменов, то реальная статистика будет еще печальнее.

Причина в том, что в Узнете очень плохо с локальными хостинговыми площадками. По статистике, из 68 тыс. доменов на сегодняшний день, только 14 тысяч (20,61%) имеет хостинг в Узбекистане, а более 37 тысяч доменов (49,65%) имеют хостинг за рубежом. Домен почти не развивается, хотя со стороны администрации домена и регистраторов вроде как нет никаких препятствий. Основная проблема – дорогой локальный хостинг в Узбекистане. Хостинговых площадок в стране очень мало, они дорогие и не дают хорошего сервиса».

В результате узбекские веб-проекты вынуждены пользоваться зарубежным хостингом и платить за услуги валютой. Для сайтов получается неудобно, для пользователей – долго и дорого.

Теоретически проблему могла бы решить национальная пиринговая сеть (децентрализованная сеть, в которой отсутствуют выделенные серверы) TAS-IX (ташкентский Internet eXchange), которая работает с 2004 года, но она непопулярна – даже несмотря на то, что почти все провайдеры, за исключением мобильных операторов, предоставляют к ней бесплатный доступ и пытаются развивать там свои ресурсы, говорит Александр Сучков.

Местный трафик, по разным оценкам, сегодня не превышает 15-20%.

Пока что в TAS-IX работают сайты государственных организаций, почтовый сервис Umail.uz (у него 634 148 пользователей и перебои в работе из-за большой нагрузки), развлекательные порталы, библиотеки, торрент-трекеры. В будущем местный трафик будет в основном генерироваться сервисами электронного правительства и, например, платежными системами.

Сергей Светославский. Возле чайханы

Чем сейчас узбекские провайдеры привлекают абонентов, так это возможностью быстро скачивать со своих сайтов развлекательный контент, например, фильмы и музыку. Раньше это можно было делать бесплатно; сейчас, по словам Гузаль, появляется и платный контент. «Но он стоит такие копейки, – уточняет девушка, – что не жалко купить новую серию сериала… или последний фильм».


Долго и дорого

Интернет в Узбекистане дорогой. Например, безлимитный доступ по ADSL со скоростью 4 Мбит/сек стоит  99 тыс. сумов (736 рублей). И это много для страны, где средняя зарплата в прошлом году составляла 1,822 млн сумов, около 13 тыс. рублей. 1 Мбайт мобильного трафика стоит 25 сум (19 копеек), за тариф, включающий 20 000 Мбайт, придется заплатить 99 тыс. сумов.

Невысокая скорость доступа и высокая цена беспокоят не только узбекских пользователей интернета, но и руководство страны. В начале 2018 президент Республики Узбекистан Шавкат Мирзиёев провел совещание, посвященное развитию сферы информационно-коммуникационных технологий. Тогда было отмечено, что средняя скорость интернет-подключения в странах СНГ в 10 раз выше, чем в Узбекистане. Президент поручил исправить эту ситуацию: увеличить скорость подключения минимум в 4 раза и снизить цены на доступ.

Пока цель не достигнута, ситуация остается довольно печальной.

«Безлимитный появился у меня дома только в этом году, – говорит Гузаль. – Потому что заставили перейти на цифровое телевидение, а в пакете шел WiFi для дома. Это достижение, потому что теперь мои родители всегда на связи в соцсетях и в Telegram. WiFi есть и в кафе, но далеко не везде, и часто нельзя, например, открыть YouTube… тоже экономят».

Сама Гузаль уже несколько лет живет в России, но с проблемами узбекского интернета знакома не понаслышке. «Даже сейчас, когда я там, то трачу на мобильный интернет несколько тысяч рублей за пару недель», – говорит она.

Гузаль занимается SMM, и доступ в интернет для нее – рабочая необходимость. В Узбекистане это не выглядит как нечто совершенно экзотическое: «Ровесники, конечно, понимают про диджитал, соцсети и так далее. А родители знают, что перед моим приездом нужно заранее купить симку с интернетом и побольше гигов туда».

Многие жители Узбекистана становятся продвинутыми пользователями поневоле. «Теперь уже там знают и про vpn, и про прокси, – говорит Гузаль. – Потому что Facebook и Skype периодически вырубают. Skype очень долго не работал. При Каримове (Ислам Каримов был президентом Узбекистана до 2016 года. – прим. ред.) говорили, что там общаются террористы. WhatsApp до сих пор плохо работает и в основном все общаются в Телеге».

Х. Жунайдуллаев. Чайхана — Кара-су

Мне отчитались, что интернетом в нашей стране пользуются 20 млн человек. Однако, из-за ограниченного круга предоставляемых посредством национального интернета услуг, большая часть населения пользуется им только для переписки через Telegram.

Шавкат Мирзиёев, Президент Республики Узбекистан, 09.01.2018 


Telegram государственного значения

По словам Александра Сучкова, популярность Telegram объясняется просто: он работает за всех.

«В прошлом году, в начале этого года практически не работали Facebook (самая популярная соцсеть в Узбекистане), Instagram, Skype и некоторые другие сервисы, – говорит Александр. – Сейчас вроде работают, но есть проблемы с видеозвонками почти во всех сервисах. Дело в том, что у Узбекистана нет ни одного по-настоящему популярного и мощного локального мессенджера или соцсети, поэтому нагружается внешний канал и существуют как чисто технические проблемы, так и чисто субъективные причины.

Более-менее ровно работает в Узбекистане только Telegram, поэтому сегодня это самый популярный мессенджер, который используется и как сайты (телеграм-каналы и боты), и как соцсети и как сервисы. Государственные органы почти на 100% также используют Telegram для обратной связи и в качестве канала общения со своей аудиторией».

Кстати, как отметил Александр, узбекские государственные организации используют интернет активно:

«В Узбекистане в 2013 году был принят закон «Об электронном правительстве», и теперь любой орган государственного и хозяйственного управления должен иметь свой сайт и оказывать интерактивные государственные услуги. Начиная от президента и заканчивая министерствами, ведомствами и областными хокимиатами (администрациями), у всех есть сайты и страницы в Facebook или Telegram. Есть портал ЕПИГУ (единый портал интерактивных государственных услуг) и многое другое».

Популярно в Узбекистане и приложение IMO Video Chat. Оно позволяет осуществлять видеозвонки и, в отличие от конкурентов, нормально работает на территории страны.


Узбекский поход «Яндекса»

«Узбекистан практически не имеет ни одного популярного и массового локального сетевого сервиса. У нас нет ни одного массового почтового сервиса, поисковика или социальной сети, месседжера и любой другой онлайн-площадки. Мы пользуемся на 100% зарубежными сервисами», – говорит Александр.

Но зарубежные IT-компании пока интересуются Узбекистаном мало и не торопятся локализовать свои сервисы.

Исключением тут является «Яндекс». В апреле 2018 на узбекский рынок вышел сервис Яндекс.Такси, и уже за первый час работы набрал 400 заказов, а за первый день – более 17 тыс. скачиваний приложения. Тогда же появились Карты и Навигатор, с которыми тесно связана работа такси. Они были нужны не только таксистам: в Узбекистане нет своих таких сервисов, а карты страны раньше обновлялись раз в несколько лет. «Яндекс» в день старта своих сервисов опубликовал исправленную подробную карту. Портал Spot.uz тогда сравнил карту «Яндекса» и Google Maps и убедился, что на второй информация была устаревшей как минимум на полгода.

«O, счастье! Появился Яндекс.Такси, – радуется Гузаль. – И цены ниже, чем если ловить на дороге. Я спрашивала у водителей – все, у кого спрашивала, были довольны, что подключились».

В ноябре 2018 в Ташкенте заработал сервис «Яндекс.Махалля» – узбекский вариант российского «Яндекс. Мой район».

Павел Беньков. Старый Ташкент

«Узбекистан — это первая страна, а Ташкент — первый город, в котором сервис запущен за пределами России,— отмечали в компании. — Выбрали Узбекистан потому, что люди здесь открытые, общительные, есть культура добрососедства, радушия. Есть уверенность, что сервис будет здесь востребован».

Также в Узбекистане появились Яндекс. Новости, Яндекс.Почта, Яндекс.Погода, Яндекс.Музыка, Яндекс.Диск.

В марте этого года «Яндекс» запустил поиск для Узбекистана. При этом был разработан специальный алгоритм для разметки сайтов TAS-IX. Пользователи смогли выбирать, где искать – только в TAS-IX (напомним, это быстро и бесплатно) или во всем интернете. «Внутренние» сайты в результатах общего поиска пометили специальным значком.

«Другие сервисы, например, от Google или Mail.Ru, не локализованы почти никак, – уточняет Александр. – Надеемся, что ситуация все же изменится».


Феномен 1 августа

Несколько лет в Узбекистане существовала добрая традиция: в первой половине дня 1 августа мобильные операторы дружно проводили профилактические работы, оставляя страну без мобильного интернета и SMS. Также в это время были недоступны платежи через торговые терминалы, использующие мобильный интернет.

Время для этих «профилактических работ» выбиралось отнюдь не случайно.

«Раньше 1 августа все абитуриенты в один день сдавали тесты, – объясняет Александр Сучков. – Во избежание использования мобильных устройств для сдачи тестов применялись такие ограничения для всех жителей Узбекистана. Это вызывало массу неудобств. В этом году, насколько я знаю, тестовые испытания будут проходить несколько дней в разное время и в разных местах. Надеюсь, что теперь таких ограничений мобильных сервисов не будет».


Своими силами

Несмотря на все трудности, IT в Узбекистане существует и развивается.

C 2017 года в стране работает Мирзо-Улугбекский инновационный центр, резидентами которого являются уже более 300 компаний, работающих в области информационных технологий. Все они имеют налоговые льготы и другие преференции.

Говоря развитии интернет-технологий, Александр Сучков отметил две компании: «Aфиша Медиа» и Ledocol Group, которые, по его словам, «сделали для развития Узнета, наверное, больше чем государственные и иные организации вместе взятые».

«Афиша медиа» работает с 2007 года. Этой компании принадлежит несколько крупных ресурсов: гид Afisha, новостной портал Газета.uz, сайт о бизнесе и технологиях Spot, сервис «Погода», кулинарный сайт Zira.

Медийное агентство Ledocol Group на рынке больше десяти лет.

Ledocol Group ключевой локальный рекламный партер Faceboook, Google, «Яндекса» и «Одноклассников».

Помимо обычного рекламного продвижения в интернет, SMM, разработки телеграм-ботов и мобильных приложений, предлагает интегрированные кампании (диджитал + ТВ). В активе Ledocol есть и проекты виртуальной реальности. Именно там в 2016 разработали мобильное приложение Beeline Guide, позволяющее пользователю увидеть достопримечательности Узбекистана на панорамных фотографиях или взглянуть на них через VR-очки и «погрузиться в атмосферу древнего Востока». Выход этого приложения был приурочен ко Дню Конституции Узбекистана.

Есть и разработки, заметно облегчающие повседневную жизнь. «Я использую приложение LeBazar, – говорит Гузаль. – Я или сестра (она в Штатах) заказываем родителям продукты, например. Оплачиваем картой из любой точки мира, и курьер очень оперативно привозит родителям домой заказ. можно заказывать продукты, технику… Это удобно, потому что не нужно им ходить на базар».

Виктор Уфимцев. Натюрморт с баклажанами

Популярные приложения узбекских разработчиков

Есть и не столь популярные, но интересные местные разработки. Например, приложение «Томчи», созданное Министерством водных ресурсов Узбекистана, позволяет рассчитать примерную стоимость внедрения водосберегающих технологий, получить информацию об их преимуществах и о том, какие компании работают на этом рынке. Masjid Finder Uzbekistan помогает находить ближайшие мечети, Flora Chimgan – распознавать растения в Угам-Чаткальском национальном парке, ABT.UZ  – готовиться к вступительным экзаменам с помощью онлайн-тестов.


Перспективы

Узбекскому интернету нужны перемены к лучшему, и они, по мнению Александра, возможны:

«Я надеюсь, что Узбекистан скоро догонит своих ближайших соседей (Казахстан, например) и по скорости интернета, и по стоимости услуг. Президент страны такую задачу очень строго поставил перед связистами. Сейчас активно обсуждают внедрение сетей 5G в Узбекистане. По фиксированной связи идет активная замена медных соединений на оптические. Значит, скорости вырастут в разы.

Сегодня есть свободная конвертация сума на валюту, так что и электронная торговля будет развиваться свободно. Сняты очень многие бюрократические барьеры. Очень надеюсь, что за 5-10 лет мы догоним страны СНГ, и наши рейтинги мировые будут не ниже средних мировых. Сейчас же мы пока что в самом низу. Потенциал у страны очень большой, нужно только его с умом развивать».

А пока Гузаль откладывает до возвращения в Россию просмотр роликов на YouTube – экономит мегабайты, и сердится, когда долго грузится Facebook. «Это бесит, конечно, – говорит она. – Или шлют друзья по WhatsApp видео- или аудиосообщения, или фотки, а они не грузятся. Трансляции гонок, конечно, не смотрю там, потому что это съест весь пакет».

В последнее время интерес к узбекскому рынку проявляет малазийская компания Hadid Engineering. В январе в Ташкенте открылось ООО «Hadid Kazanakh» для реализации инвестиционных проектов в Узбекистане. В сфере телекоммуникационных услуг предполагается сотрудничество с крупнейшим интернет-провайдером Малайзии – компанией TM Global. 16 сентября в пройдет церемония официального открытия представительства Hadid Engineering в Хорезмской области. Планируется, что оно будет участвовать в реализации инвестпроекта по внедрению высокоскоростного Интернета в Хиве, а также аналогичных проектов в других областях Узбекистана путем привлечения прямых инвестиций компании Hadid Engineering, сообщает Kun.uz.

Так что есть надежда, что Узбекистан по-настоящему выйдет в онлайн.


Автор статьи — Анна Герус. Мы любим ее за занудство: если уж Аня разбирается в какой-то теме, то досконально, а пишет потом так, что хочется обязательно прочитать до конца. «Маркетинг – это еще культура, социология, антропология. Мне нравится изучать пересечения».

Другие хорошие статьи