ОСТАВАЙТЕСЬ ДОМА, ПОЖАЛУЙСТА

Турция в сети. Феминизм, Яндекс.Карты и свободная Wikipedia

Интернет помогает познавать мир, а мы познаем интернет в мире. На этот раз наш автор Анна Герус отправляется в Турцию, где люди сидят в «Одноклассниках», следят за фемповесткой в Facebook, с удовольствием пользуются Яндекс.Картами и борются за свободный доступ к Wikipedia.

«Приложения для всего»

«Могу точно сказать, что в конце девяностых интернет у нас уже, конечно, был, но использовался не особенно широко, – рассказывает Идрис, бухгалтер из Стамбула. – Я работал в компании, у которой было много филиалов в разных городах, и прекрасно помню эту ужасную возню с дискетами. Мы их отправляли друг другу почтой, ждали, они приходили иногда поврежденными. Где-то в 2002 стали все просто посылать по электронной почте, это было огромное облегчение. Сейчас, конечно, все делается через интернет. Во многих компаниях работа организована так, что данные всех филиалов и отделений хранятся в одном месте. Нет интернета – все, ничего нельзя делать, сиди пасьянс раскладывай. Все отчеты я сдаю через специальные формы, тоже по интернету, нельзя просто прийти и сдать их чиновнику. Ну, может, один-два можно, но понятно, что специально ради них я уже никуда не пойду. Так что вся моя работа плотно завязана на интернете».

Интернет появился в Турции в 1987, когда к сети подключился Эгейский университет, который находится в Измире. Шесть лет спустя доступ появился у коммерческих организаций и частных лиц. Начиналось все с модемов, в 1998 появился кабельный интернет и был основан Mynet.com, первый турецкий интернет-портал. В 2001 стала доступна высокоскоростная передача данных по телефонным линиям.

«Сначала я использовал интернет исключительно для работы, – продолжает Идрис.  Компьютер у меня появился в 2004. Я не скажу сейчас точную цифру, но это было дико дорого. И было ограничение по трафику, можно было купить два гигабайта или четыре. Это стоило немыслимых денег. Но мне нужно было получить несколько сертификатов для того, чтобы работать бухгалтером на разных участках, и я бы никогда этого не сделал, если бы я не мог учиться и сдавать тесты дома. Меня переводили то в один филиал, то в другой, я за два года пожил в пяти, наверное, городах. Поэтому я не мог ходить ни на какие курсы, я же все время переезжал.

А теперь, конечно, интернет мне нужен для всего. У меня в смартфоне есть приложение Яндекс.Карты для навигации (ниже напишем про российские сервисы подробнее 🙂 – прим. ред.). Оно мне нравится больше, чем Google Maps, и не мне одному, почти все знакомые им пользуются. Есть приложения, в которых я смотрю расписание автобусов и маршруты. Приложение для транспортной карты. Приложение, чтобы звонить через интернет на городские номера. Приложение, сообщающее о времени намаза. Приложения для банков. Приложение для такси. И еще одно, чтобы ездить с попутчиками, но я им никогда не пользуюсь. Короче, у меня есть приложения для всего. Молодежь помешана на Instagram, все делают селфи. Вот приходишь к мечети Ортакёй, там толпа людей со смартфонами и все по очереди себя фотографируют. На Таксиме все фотографируются, да везде».

У мечети Ортакёй

«Сейчас у нас интернет нормальный, – говорит Идрис. – Достаточно быстрый, не особенно дорогой, WiFi есть много где. В маленьких городах, в деревнях все хуже, чем в Стамбуле и Анкаре, но чему тут удивляться? Да и там все меняется к лучшему. В общем, тут не на что особенно жаловаться. Правда, некоторые сайты нельзя смотреть, например, с порнографией. Но кому надо, те находят способы. В общем, я не думаю, что тут есть какие-то большие проблемы».

  • Домашний безлимитный интернет стоит 80-90 турецких лир в месяц (830 – 930 рублей);
  • Для компаний цена повышается до 200 лир (около 2000 рублей);
  • Мобильный интернет стоит от 40 до 55 лир (417 – 570 рублей) за 10 гигабайт.
Идрис и его приложения для всего

Как дела в интернете?

С одной стороны, правительство поддерживает развитие интернета. Например, в 2017 пообещали, что в стране появятся собственные почтовые сервисы и поисковик, который заменит Google и будет выдавать результаты «с учетом национальных культурных особенностей» (этот поисковик, Geliyoo.com, сейчас работает в тестовом режиме). С другой – оно же создает трудности и ограничения. Например, запрет использования PayPal в 2017 году стал проблемой для турецких интернет-магазинов и стартапов, работающих с зарубежными клиентами, а также для турецких пользователей зарубежных сервисов. Но, судя по отчету Турецкой ассоциации промышленности и бизнеса, даже без PayPal электронная коммерция вполне себе жива. В 2018 году количество онлайн-покупок выросло на 42%, а потрачено на них было 60 млрд лир (более 600 млрд руб.). Растет рынок онлайн-обучения, и, по прогнозам, в 2023 году его объем превысит 12 млрд руб. Обещают, что в 2020 появится турецкая криптолира.

Совсем недавно, 15 января, случилось то, чего жители Турции ждали два года: им снова открыли доступ к Wikipedia. За это боролся и фонд The Wikimedia Foundation, и турецкие правозащитники. Например, ученые Яман Акдениз и Керем Алтыпармак подавали иски о возмещении личного ущерба, причиненного блокировкой веб-энциклопедии. В конце прошлого года Конституционный суд Турции постановил, что запрет доступа к Wikipedia нарушал свободу слова; сейчас решение вступило в силу.

Управление информационных и коммуникационных технологий Турции заблокировало доступ к ресурсу из-за содержания некоторых статей. В них говорилось, например, о том, что турецкое правительство поддерживает насилие в Сирии и связано с террористическими организациями. Но даже после того, как эта информация была удалена, Wikipedia оставалась под запретом. По этому поводу негативно высказывались и международные организации, и представители Совета Европы. Сами пользователи тем временем «ходили» на сайт через VPN, которые турецкое правительство тоже пыталось блокировать.

О полной свободе интернета речь в Турции не идет. Количество заблокированных сайтов и доменов превышает 200 тыс., регулярно подаются запросы на удаление контента из Twitter и Facebook, время от времени «вне зоны доступа» оказываются и сами соцсети, в том числе и YouTube, который жители особенно любят. С другой стороны, блокировку как ставят, так и снимают. Упомянутые Акдениз и Алтыпармак уже добились в суде решений об отмене блокировки более чем сотни сайтов.

  • По данным Statista, в 2018 году число пользователей интернета в Турции превысило 80%;
  • Не менее 15% частных пользователей использовали сеть, чтобы продавать свои товары или услуги; 
  • Около половины пользователей искали в интернете товары или услуги;
  • В 2019 году Турция заняла 13 место по количеству пользователей интернета в мире – их число составило 69,11 млн. человек. Это меньше чем в России, Мексике или Германии, но больше, чем во Франции, Италии или Египте; 
  • Любимая сеть – YouTube (его посещают 92%), за ним следует Instagram – 84%. Любимый мессенджер – WhatsApp. Его используют 83%.
В пятницу – священный для мусульман день – друг другу посылают не только поздравления с окончанием рабочей недели, но и вдохновляющие цитаты из Корана.

А поговорить?

«Я использую WhatsApp не только как мессенджер, – рассказывает Идрис. – Скорее наоборот, больше для того, чтобы читать, что пишут в разных группах, чем для общения. У нас так часто все меняется в правилах бухучета и налогообложения, что уследить за всеми новостями просто нереально. Но есть профессиональные группы, в которых пишут об обновлениях, дают разъяснения, обмениваются опытом. В течение дня падают сообщения, иногда сотня, я потом их читаю, когда есть время – как газету. В Facebook тоже есть такие группы, конечно, и я на них подписан. Но там не так удобно».

«Интернет очень повлиял на нашу жизнь, – говорит Идрис. – Особенно, мне кажется, соцсети. Когда видишь, как живут другие люди, начинаешь задумываться о своих традициях, сравнивать с чужими. Моей дочери 17, она феминистка. Без соцсетей она бы даже не узнала никогда, что это такое. Она не ходит ни на какие собрания, но общается с другими женщинами, у которых такие же взгляды, они поддерживают друг друга. Они для нее важнее, чем я, им она доверяет. Я спрашиваю: “Откуда ты их знаешь?”. Всегда из интернета, из Facebook, из Twitter. Я говорю: “Учись готовить”, а она: “Пусть мой будущий муж учится готовить, я не буду!”. Они так с голоду умрут со своим интернетом».

Халиль, кузен Идриса, тоже использует Facebook – например, для общения с девушками. «Можно присмотреться к девушке, увидеть, что она постит, кто ее друзья, какие комментарии ей пишут, что у вас общего. Потом начать переписываться, потом встретиться. Как-то естественно получается».

А вот о сайтах и приложениях для знакомств Халиль отзывается скептически. «Может, совсем молодые этим и пользуются, а мне уже 34, и я не думаю, что там можно найти интересную женщину. А для мужчин это вроде спорта: вот я с такой девушкой познакомился, а вот – с другой. Да как ты с ней познакомился, она тебе даже: “Привет” не написала! Но друзьям рассказывают, показывают фотографии, придумывают всякие истории. С отношениями все это вообще мало связано. Развлечение просто».

«У нас вообще довольно сложно все с общением мужчин и женщин, – объясняет Идрис. – Вот как я женился? Закончил университет, отслужил в армии, сказал родителям, что пора. Они нашли девушку, договорились с ее родителями, потом мы познакомились – и это уже была помолвка. После этого можно куда-то ходить вместе, потому что вы пара. Так продолжается два-три месяца, потом – свадьба. Двадцать лет назад все так делали. Сейчас, конечно, традиция сохранилась только в деревнях, а у молодежи в городах есть и свидания, и какие-то отношения, и не все стремятся к браку. Но вся эта культура “бойфренд-герлфренд”, она только складывается. Многие просто не знают, как общаться с девушкой, если она тебе еще не невеста, поэтому сразу говорят про брак, ну, чтобы начать как-то отношения. Даже если не собираются потом жениться. А если специально знакомятся мужчина и женщина, вот в Tinder или на сайте, что они хотят? Секс, скорее всего. Поэтому о нем и разговор».

Наши в Турции

В 2020 году на турецкий рынок планирует выйти российский сервис знакомств Mamba. Компания планирует вложить в этот проект миллион долларов и до конца года занять место в тройке самых скачиваемых приложений для знакомств (сейчас лидируют Tinder, Happn, Jaumo).

В 2011 в Турцию пришел «Яндекс». И не просто так, а сразу всерьез – с офисом в Стамбуле, локализацией Поиска, Почты, Новостей, Перевода, Пробок и других сервисов. В 2015 российская компания сделала два сильных хода: договорилась с Mozilla o том, чтобы в ее браузере в Турции стоял по умолчанию именно Поиск и стал титульным спонсором футбольной команды «Фенербахче». Это позволило увеличить аудиторию поисковика с 5 до 7%. В сентябре того же года «Яндекс» стал стартовой страницей в браузерах Edge и Internet Explorer в Турции.

В 2016 в компании решили сократить расходы на «турецкую экспансию». Такое решение было отчасти связано со сложной политической обстановкой: в ноябре 2015 турецкие ВВС сбили российский военный самолет над Сирией, и отношения между странами были практически заморожены. Когда они потеплели, «Яндекс» вновь активизировался. В 2018 компания обратилась в антимонопольные органы Турции с жалобой на Google, изменившую лицензионные соглашения с поставщиками так, что пользователи Android-устройств больше не могли выбирать поисковую систему, которая будет использоваться по умолчанию. Google оштрафовали, а также попросили изменить соглашения. Американская компания приняла меры, но, по мнению турецкой стороны, недостаточные. В результате в конце прошлого года турецкие пользователи лишились сервисов Google (ограничение касается только новых гаджетов). В ноябре 2019 «Алиса» в Яндекс. Навигаторе заговорила на турецком, который стал ее первым иностранным языком.

Mail.ru Group в 2018 начала переговоры с турецкой телекоммуникационной компанией Turkcell; компании решили «объединить усилия в развитии цифровых технологий». Одной из целей было названо развитие соцсетей, принадлежащих Mail.ru Group на турецком рынке (на тот момент у ВКонтакте в Турции было около миллиона активных пользователей в месяц, у «Одноклассников» – 619 тыс.). А значит, мемов и открыток в Турции меньше не станет.


Еще немного статей из рубрики «В сети»? 🙂

Индия: индусский код и сексуальная революция

Нигерия: образование, GSM и Нобелевская премия за спам

Мексика: чаты, мемы, тропикализация интернета

Саудовская Аравия: файервол, 5G, Snapchat

You don't have permission to register