Роскомнадзор решил разблокировать Telegram. Что это значит?

«Как работал так и будет работать», — вы можете представлять себе всю историю с блокировкой-разблокировкой Telegram в России примерно так. В самом деле, попытки властей заблокировать мессенджер на территории страны сложно назвать успешными, более того, его используют даже государственные структуры: например, в мае Минкомсвязи обзавелось телеграм-каналом «Госуслуги: для родителей», свой канал есть у официального портала правительства о ситуации с распространением ковида Стопкоронавирус.рф.

В апреле этого года депутаты от «Справедливой России» Федот Тумусов и Дмитрий Ионин выступили с предложением не блокировать сервис на время ЧС и режимов повышенной готовности, к коим несомненно относится пандемия. Инициативу поддержал сам Павел Дуров, написав, что разблокировка мессенджера положительно повлияет на «инновационное развитие и национальную безопасность страны». По словам Дурова, за прошедшие два года мессенджер сделал все возможное, чтобы минимизировать число экстремистских постов, призывов к террору и насилию при полном сохранении тайны переписки. И вот — свершилось. Осталось разобраться, что все это значит или в самом деле не значит ничего. 


Причем тут Владимир Владимирович?

«Дуров первым послал месседж, что он всячески приветствует законопроект о разблокировке Telegram, — говорит руководитель «Роскомсвободы» Артем Козлюк. — Роскомназдор, наверное, принял этот сигнал — новое руководство решило прекратить абсурд двухлетней давности. Сами чиновники и топ-госслужащие уже давно поняли, что вся эта история с ограничением доступа — формат Кафки и Хармса и является абсолютно бессмысленной и неэффективной. Тот факт, что Павел Дуров выступил с обращением к российским властям, комментировал, что Telegram самостоятельно удаляет тысячи террористических и экстремистских пабликов, новое руководство Роскомнадзора восприняло как повод для того, чтобы наконец-то прекратить безумие.

Некоторые политологи обращают внимание на то, что это происходит перед голосованием за поправки в Конституцию, и, возможно, делается для того, чтобы снизить напряженность в обществе. Популярность Telegram все больше растет среди российских пользователей — и снятие блокировки может стать такой конфеткой перед голосованием, чтобы люди с большей радостью шли на участки и голосовали за поправки в Конституцию».

«Некоторые политологи обращают внимание на то, что это происходит перед голосованием за поправки в Конституцию»

С мнением главы Роскомсвободы согласен Семен Ефимов (телеграм-канал «Русский маркетинг»): «Рейтинг Владимира Владимировича среди молодежи сейчас необычайно низок, а Telegram не является какой-то болью номер один. Разблокировав его, можно на время минимизировать недовольство и переключить внимание людей. В конце концов, блокировка сейчас не так важна, а вернуться к ней, при необходимости, можно в любой момент. Повод найдут, если потребуется».

На оттепель в отношениях мессенджера и властей могла повлиять и неудача Павла Дурова с криптовалютой на Западе. (Напомним: Дуров собирался запустить свою амбициозную блокчейн-платформу TON и собрал под нее $1,7 млрд от инвесторов, но история закончилась плохо: Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) подала на Telegram в суд, требуя не признавать криптовалюту Gram ценной бумагой и не допустить запуска TON. В мае Дуров объявил, что участие Telegram в разработке платформы закончено).

«TON провалился на Западе, и, как мне кажется, всегда проще вернуться туда, откуда все начиналось, тем более здесь тебя любят и уважают твой продукт, — говорит Семен Ефимов. — Ну и банально, нужно возвращать деньги инвесторов, а как это сделать? Так же, как это было в ВК, запускать официальную рекламу. В небольших масштабах, но так, чтобы ее количество помогло работать и выплачивать долги».

«Судя по тому что обе стороны конфликта заявили о неожиданном и внезапном позитиве и оптимизме, то договоренности о сотрудничестве были безусловно достигнуты, — говорит экс-советник президента по развитию интернета, директор компании LiveInternet Герман Клименко. — Удивительная комплиментарность Павла (достаточно вспомнить тон коммуникаций со стороны Дурова в отношении РКН достаточно недавно) объясняется, скорее всего, не лучшими перспективами развития ситуации с SEC».

«Удивительная комплиментарность Павла объясняется, скорее всего, не лучшими перспективами развития ситуации с SEC»

«Не обладаю никакой достоверной информацией на счет договоренностей, — говорит директор РАЭК (Российской ассоциации электронных коммуникаций) Сергей Плуготаренко. — Мое экспресс-общение с обеими сторонами показало, что процесс был плавным, никаких кардинальных-специальных действий никто не предпринимал».


От крайних мер к менее жестким

В 2018 году, когда начались блокировки мессенджера, негативные последствия на себе ощутили и рядовые пользователи, и бизнес, в том числе b2b-сектор, напоминает Сергей Плуготаренко. Так, бизнес жаловался на частичную потерю функциональности своих продуктов и падение уровня сервиса, недоступность жизненно важных инструментов вроде Slack, Trello, Basecamp, Dropbox, iCloud, Intercom, Pipedrive и проблемы с сервисами Google. Обычные пользователи больше всего беспокоились из-за игровых сервисов.

«Если мы хотим, чтобы в IT инвестировало не только государство, но и частные инвесторы, нужен благоприятный бизнес-фон. Такие инициативы, как ограничение иностранного участия, события 2018–2019 годов по силовому давлению на ряд IT-компаний и инвестфондов (вспомним требования властей отдать ключи шифрования к «Яндексу» и историю с Baring Vostok Capital Partners — прим. ред.) не способствовали созданию благоприятного фона для инвестиций, — говорит директор РАЭК. — Поэтому разблокировка Telegram в 2020 году — это не просто переход от крайних мер регулирования к менее жестким, это еще и позитивный сигнал для IT-предпринимателей и инвесторов».

«Разблокировка Telegram в 2020 году — это не просто переход от крайних мер регулирования к менее жестким, это еще и позитивный сигнал для IT-предпринимателей и инвесторов»

Герман Клименко менее оптимистичен: «Для российских инвесторов разрешение конфликта между РКН и Telegram никак не меняет состояние инвестиционного ландшафта России. Рост экономики и законодательство — единственные факторы интересные для инвесторов в IT-секторе».


Виртуальный топорик

Тем временем в Роскомсвободе напоминают, что Telegram по-прежнему остается в реестре организаторов распространения информации, а значит, победу можно назвать частичной.

«Сам момент разблокировки, конечно, носит позитивный характер для рынка: не нужно будет объяснять рекламодателям и инвесторам, почему и зачем происходили эти блокировки, мессенджер будет существовать в открытой среде, — говорит Артем Козлюк. — Другое дело, что определенный негативный фон у Telegram остается, потому что он продолжает находиться в реестре организаторов распространения информации, который накладывает на мессенджер обязанности по сбору, хранению и предоставлению российским спецслужбам всей информации о пользователях, их взаимодействиях и прочем. Никто эти обязанности с Telegram не снимал и снимать не собирается, и у Роскомнадзора в рукаве всегда будет эта козырная карта. По закону, это прописано в пакете Яровой, который расширил этот реестр до сбора всей информации о пользователях и их взаимодействиях, если сервис, который входит в реестр, отказывается собирать и предоставлять ФСБ данные, он автоматически помещается под блокировку. То есть такой виртуальный топорик по-прежнему занесен над Telegram. И Роскомнадзору ничто не мешает в любой момент его применить. Понятно, что это будет носить неэффективный характер. Но Павлу Дурову опять нужно будет перераспределять свои мощности, чтобы сопротивляться. Ему это тоже особо не надо».

«Никто не снимал с Telegram обязанности в рамках пакета Яровой, и у Роскомнадзора в рукаве всегда будет эта козырная карта»

Поэтому, по словам Артема Козлюка, верить в несотрудничество Telegram, Роскомнадзора и ФСБ нам остается на слово: «Можно просто доверять публичным высказываниям Павла Дурова и надеяться на институт репутации, потому что такое взаимодействие рано или поздно, конечно же, вылезет в публичное пространство, и это будет грозить Telegram и Павлу Дурову резким снижением доверия со стороны пользователей. Не думаю, что Павел Дуров из-за такого относительно небольшого сегмента своей целевой аудитории будет делать ставку all-in и рисковать полностью своей репутацией. Но ничего гарантировать нельзя, поэтому будем следить за его публичными высказываниями. Первое он после разблокировки уже сделал, сказав, что в формате взаимодействия со спецслужбами всех стран ничего не меняется, что как они стояли на принципах, условно говоря, “ни байта информации государствам”, так и будут этому соответствовать. Но посмотрим, пока мы стоим перед фактом верить-не верить».


Что с рекламой?

Сергей Плуготаренко не исключает, что возвращение мессенджера в Россию связано в том числе с желанием властей вернуть успешный сервис с российскими корнями в правовое поле.

«Telegram — это УЖЕ платформа и даже целая экосистема со сложившейся аудиторией, информационным полем, рекламной экономикой, — говорит директор РАЭК. — Все это собралось само собой”, как и многие другие успешные интернет-сервисы. Cегодня этот мессенджер — уже крупнейшая коммуникационная, рекламная и контентная площадка с аудиторией в рунете >20 млн постоянных пользователей (сам Дуров говорил о 30 млн — прим. ред). Сервис, выросший до таких масштабов, не может быть вне правого поля или экономики рекламной отрасли. Поэтому, думаю, власти решили вернуть сервис в правовое поле».

Но какого-то качественного роста (аудитории, рекламного канала) вряд ли стоит ожидать, считает директор РАЭК: «Будет временный всплеск интереса, как сейчас (что даст небольшой прирост аудитории), и все — дальше будет стабильное развитие, как и было раньше. Вот для кого изменятся условия — так это для официальных лиц, госструктур и учреждений. Они теперь с бОльших объемах смогу использовать платформу, без оглядки на ее “запрещенность”».

«Пока Телеграм был “запрещен” и отказывался сотрудничать с государством, у него была достаточно сильная привлекательность для размещения “серых” материалов. Учитывая надвигающийся политический сезон, можно было бы предположить рост спроса на подобные услуги. Но тут все зависит от того, насколько рекламодатели будут уверены в “анонимности” Telegram», — считает Герман Клименко.

А вот Семен Ефимов из «Русского маркетинга» ожидает, что в мессенджер придет больше рекламодателей, появится больше каналов брендов и компаний: «А значит рынок рекламы в Telegram продолжит постепенно развиваться, просто будет это делать быстрее, нежели ранее».

Другие хорошие статьи