Performance 360
Подпишитесь на рассылку
Присоединяйтесь в соцсетях
Напишите тут, что ищете, и нажмите Enter. Нажмите Esc, чтобы отменить поиск.
Рунет глазами Глеба Сахрая (PRT)

Рунет глазами Глеба Сахрая (PRT)чтение займёт 6 мин.

Цикл интервью про историю Рунета мы завершаем разговором с Глебом Сахраем – генеральным директором PRT Edelman Affiliate. Он рассказал про то, как пришел в PR, про истинные и ложные корпоративные ценности, конференции во Вьетнаме и Будапеште и истории, для которых еще не время.

Что вы делали 20 лет назад?

20 лет назад, в 1998-м, я учился в МГУ на Факультете государственного управления и проходил практику в Думе, которая отбила желание где-либо работать. Я попал в отдел, где меня в течение двух часов – больше я не выдержал – заставляли делать выписки из личных дел помощников депутатов. Единственное смешное, что я увидел за это время – заявление в милицию: какой-то помощник депутата-коммуниста изнасиловал другого мужчину. Но мне эта плотность перлов – один на два часа – показалась недостаточной. Я впал в глубокую депрессию, потому что понял, что так работать не смогу.

До этого были и другие работы: я мыл машины, продавал газеты и немножко работал церковным сторожем, не допуская в храм женщин в мини-юбках.

В том же 98-м году я нашел первую работу, относительно связанную со специальностью. Сначала  продавал рекламу и спецпроекты в приложении к журналу «Домовой», а потом работал в ряде В2В-изданий. Интернет уже был, но коммерческие предложения я тогда отправлял по факсу.

А в 99-м или в 2000-м я стал работать PR-менеджером в компании Actis Systems, которая занималась уже непосредственно интернетом. На одном этаже с нами работала их небезызвестная родственная структура AdWatch, которой руководил Лев Глейзер, а вторым человеком был Андрей Чернышов. Он очень важно ходил по этажу и постоянно говорил по мобильному телефону.

Как интернет изменил вашу жизнь?

Наверное, самое важное, что мне дал интернет – это конференция  IZMENI SOZNANIE. Главное хобби в моей жизни. Первую конференцию мы сделали 13 лет назад в Тель-Авиве. Это был уже другой диджитал, не тот, что 20 лет назад. В него уже по-настоящему поверили. Если не большие клиенты, то агентства – точно.

Помните первый мобильный?

Первым мобильным был Alcatel, зеленый, похожий на кроссовок, стильный. Я купил его за $100. Нет, не раскладушка. Это был такой телефон традиционной компоновки с маленьким черно-белым дисплеем.

Как началось PRT?

Я работал в PR-агентстве старшим аккаунт-менеджером и подружился с Олегом Николаевым из Between Exchange, а он только пришел на работу в IMHO к Арсену Ревазову, у которого было загибающееся агентство PR Technologies. Помните, как в «Красоте по-американски» герой хотел поменьше ответственности? У меня, наоборот, был период, когда мне нужна была большая ответственность. Я влез в  авантюру, стал генеральным директором. Тогда мы сидели в Сталинской высотке на Красных воротах.

Про клиентов

Все клиенты разные и интересные – от чипсов и косметики до автомобилей и финансов. И мне это нравится. К нам приходили «ВКонтакте» в период взлета, IZMENI SOZNANIE работает с Facebook и Instagram. Я всегда кайфовал от возможности узнавать разные рынки и находить свои закономерности, выводить собственные правила из наблюдений.

Про современный PR

Миссия PRT она не была никогда ярко выраженной, но мы начинали с того, что хотели изменить PR-индустрию.  До PRT я  успел поработать в паре агентств и понять, что креатив находится на низком уровне, что PR все воспринимают как некое ремесло, где есть шаблонные форматы вроде рассылки пресс-релизов и пресс-брифингов, и на этом все заканчивается. Но  это не так.


У PR колоссальное будущее, и то, что происходит сегодня, это доказывает.


Сейчас началось cлияние дисциплин, медиамир поменялся: есть тарелка, которая клиент, и еда – full service, откуда все стараются нагрести. PR-агентства конкурируют с креативными агентствами, и это, мне кажется, прекрасные времена. Внутренние KPI креативных агентств – сделать креативно, выиграть Каннских львов. Мы, например, всегда ставили совершенно другой KPI – создать фейм, то есть славу для бренда.

И сейчас правда PR-агентств – большая правда, потому что ты создаёшь коммуникацию, которая интересна журналистам и блогерам, всем людям. Если история будет нативной, её будут перепечатывать, она завоюет умы и сердца людей. Поэтому сейчас мы растём в масштабах постоянно, каждый год, выбираем себе интересные фокусы для роста и делаем дело.

Про зарубежный PR

Существенных отличий от зарубежного PR у нас нет, мы же часть сети Edelman – это крупнейшее в мире PR-агентство. Мы не являемся их офисом, мы являемся их филиалом, но работаем, в том числе, под их брендом, равно как и под своим. Мы примерно одинаково смотрим на мир.


Коммерческий PR – интернациональная тема.


В политическом, наверное, есть отличия, но мы им не занимаемся, поэтому я про него сказать не могу.

Политический пиар мне  неинтересен. Интересна честная, мощная, конкурентная борьба. А политика — это всё-таки немножко другое.

Что важно в людях?

Главное качество людей в нашей компании – это драйв, который заставляет работать, узнавать новое, иногда сидеть до ночей, но в хорошем смысле: не потому что проект такой зверский и ты, бедняга, вынужден его делать, а потому что тебе больше всех надо. Вторая история – это чувство юмора.


Если у тебя нет чувства юмора, ты – сраный гопник.


Третья история – это мозги, потому что без них никуда. Раньше очень нужны были коммуникационные качества, а сейчас меньше нужно это, потому что есть мессенджеры. Вдумайтесь: мир поменялся, в PR стало гораздо больше интровертов – это замечательно.

У нас нет никаких корпоративных стандартов: хочешь приходи в рваных джинсах, с ошейником или с татуировками на лице. Мы стараемся избавить рынок от ложных конкурентных преимуществ, потому что правильное added value в другом – в креативе, слаженной работе, в сильных командах и сильных людях.

Как начиналось IZMENI SOZNANIE?

Мы с Арсеном Ревазовым ехали в лифте, и он пытался забрифовать меня на проведение обучающих семинаров для рекламодателей. Он повторил несколько раз: «Надо менять сознание рекламодателю. Надо менять сознание рекламодателю». Так мы начали планировать этот общий ивент, первый на рынке. Клиентов куда-то отдельно вывозили и до нас – «Рамблер» и другие компании, но мы решили объединить бюджеты крупнейших игроков и продвинуть интернет общеиндустриально, как медиа. Над названием я решил не запариваться, запомнил фразу, и название IZMENI SOZNANIE всем понравилось.

Зачем нужны поездки?

Формат поездки нужен, чтобы выдернуть людей из привычной атмосферы – это очень хорошо работает. Конференций в Москве много, и самые прикольные люди, самые умные, приходят на час, жмут всем руки, слушают один доклад и уходят. Работа, друзья, личная жизнь –внимание фрагментарно мечется. Поездки помогают сфокусироваться. Плюс совместные приключения, интересные разговоры. Люди погружаются в общую атмосферу, становятся ближе друг к другу.

Так получилось, что мы стараемся выбирать небанальные направления.

Во Вьетнаме однажды полиция запретила нам проводить мероприятие на улице. Смешно было, когда мы улетали в Будапешт. Двух ребят не пустили на таможне из-за долгов. Самолёт улетел, чуваки ушли. А потом в Будапеште я выхожу из отеля выкурить сигарету и вижу, как подъезжает «Ауди», выходят эти два чувака и говорят: «Привет». Оказывается, они вышли из аэропорта, сели в машину и поехали в Будапешт. Ехали сутки, ко второй вечеринке успели.

Интересных историй очень много. Не все хочется рассказывать, они личные: про живых людей. Поэтому я напишу книгу, когда соберусь на пенсию, и, может быть, тогда останется меньше участников, которые могут обидеться.

Тапки для аукциона XX лет Риалвеб

Тапки – артефакт. Мы делали их на IZMENI SOZNANIE в 2014 году. Оно было знаковое, мощное. Тогда грянул кризис. Мы решили сэкономить денежки интернет-индустрии и выбрать более-менее экономичный вариант, для чего подобрали Будапешт. А бедность стимулирует креатив, и мы от этого оттолкнулись.

Темой сделали Naked Digital True, «голая диджитал-правда», по аналогии с порноиндустрией Будапешта. Да и вообще Будапешт весёлый. Бедный, но весёлый. Мы сделали фирменный классный стиль, коллекцию одежды, футболки, где у нас были женщины с кляпами и надписи: «Russian Digital Industry – poor, but sexy», у Берлина одолжили часть слогана. Тапки – часть этой коллекции, они заряжены на преодоление кризиса, рост бизнеса, бешеный драйв и креативность, поэтому  человек, который будет их носить, обретёт это для себя и своего бизнеса. Можешь вот прям по офису ходить – оно будет сбываться.


Читайте другие интервью из этой серии:

Антон Байцур из Aviasales

Максим Пуликов из «МаксимаТелеком»

Виктория Кинаш из «Яндекса»

Оставьте комментарий