Индонезия в сети: две беды онлайн-коммерции, пляжные коворкинги и большие надежды

Конечно, все в курсе, что интернет в Индонезии есть — иначе откуда бы мы узнали про #сказочноебали. Но пользоваться им можно не только для того, чтобы выкладывать фоточки в Instagram. Да и вообще жизнь в удивительном островном государстве состоит не только из отдыха. Анна Герус рассказывает, что еще интересного происходит в экзотической республике.


С чего все началось

Интернет пришел в Индонезию в середине восьмидесятых. Сначала о нем знали в основном сотрудники и студенты Индонезийского университета и Технологического института Бандунга. Их компьютеры были объединены в локальные сети, которые со временем подключилась ко всемирной.

«Я впервые услышал про интернет в начале девяностых, — рассказывает Данни из Джакарты. — Мне тогда было двадцать или около того. Тогда его называли “общественная сеть”. Люди, которые им пользовались, часто не только обменивались информацией, но и помогали друг другу. Их было немного. Если кто-то говорил: “Я подключаюсь к интернету”, а ты отвечал: “Я тоже”, можно было считать, что вы почти друзья. В 1995 я стал работать в Siemens Telecommunication и тогда уже пользовался им каждый день. Повезло: не приходилось сидеть в интернет-кафе».

Эти кафе появились после того, как в стране заработал провайдер IndoNet, к которому позже присоединились другие — Rahardjasa Internet, IndosatNet, Telkomnet. Благодаря интернет-кафе доступ в сеть получили люди, которые не могли позволить себе ни домашний компьютер, ни оплату телефонных счетов.

«Сейчас интернет у нас доступный, — говорит Данни. — Например, для мобильного телефона 25 гигабайт стоят около $10 в месяц. Цены на домашний интернет начинаются примерно с $20 в месяц, а за $216 можно купить пакет, в который будет входить кабельное телевидение. Вся эта сфера развивается быстро, за этим следит государство. Правительство считает, что интернет должен быть везде, даже в самых далеких провинциях. Это особенно важно для образовательных программ, чтобы все, кто хочет, могли учиться онлайн. Скоро у нас будет 5G, государство поддерживает операторов, которые развивают необходимую инфраструктуру. Но эта задача сама по себе очень сложная: нужно соединить почти 18 000 островов. Конечно, тут вся надежда на спутники».


Цифровой рай

Быстрый и надежный интернет — одна из причин популярности индонезийского острова Бали у людей, называющих себя «цифровыми кочевниками»: они работают удаленно и, не будучи привязанными к конкретному месту, могут выбирать, где жить.

«Для них здесь был настоящий рай, — рассказывает Данни, считающий Бали лучшим местом и для отдыха, и для жизни. — Во многих местах есть Wi-Fi, красивые места, хорошая погода. Можно жить очень дешево, можно — роскошно. Можно поесть за один доллар, можно — за сто. И визовые правила у нас лояльные».

Однако именно из-за визовых правил у цифровых кочевников в 2020 стали возникать проблемы: туристическая виза позволяет пребывать в Индонезии 30 или 60 дней, затем нужно покинуть страну и вернуться (можно в тот же день), чтобы получить в аэропорту новую визу. Из-за закрытия границ это стало невозможным, и осталось всего два варианта: остаться в стране нелегально или вернуться домой и ждать перемен к лучшему.

Те, кто не захотел уезжать, в сентябре обратились к Джоко Видодо, президенту страны, с призывом ввести отдельные визы для тех, кто приезжает в Индонезию не отдыхать, а работать удаленно. Они надеются, что новые визы позволят оставаться в Индонезии год и даже больше тем, у кого есть постоянные источники дохода за пределами страны.

«Мне кажется, это будет хорошим решением, — рассуждает Данни. — Очень многие индонезийцы, особенно те, кто живет на Бали, так или иначе работают с иностранцами. И сейчас они вынуждены возвращаться в свои деревни, работать на фермах. Все это тяжело».

Пока цифровых кочевников ждут коворкинги с быстрым интернетом на пляжах (600 000 рупий за неделю работы или 2 млн за 30 дней; это 3240 и 10 800 рублей соответственно), Координационный совет по инвестициям предполагает, что 119 зарубежных компаний перенесут свои предприятия в Индонезию. Для них планируется создать технопарк в провинции Центральная Ява.


Цифры:

  • В 2019 году интернетом пользовались около 185 млн жителей Индонезии. По прогнозам, к 2025 году их число превысит 256 млн;
  •  68% индонезийцев регулярно подключаются к сети. Большинство используют смартфоны;
  • Индонезийцы в среднем проводят в интернете 4 часа в день, используя для этого смартфоны. У американцев этот показатель в два раза ниже;
  • 88% индонезийцев смотрят ролики на YouTube, 82% используют Facebook;
  • В 2018 году Индонезия занимала четвертое место в мире по количеству активных пользователей Twitter и Facebook.

«Соцсети и мессенджеры у нас очень популярны, — говорит Данни. — Индонезия — островное государство, и люди не всегда живут там, где родились. Очень удобно поддерживать связь с родственниками через чаты, по видео. Даже необязательно быть далеко друг от друга: моя дочь живет с бывшей женой тут же, в Джакарте, и сейчас мы общаемся в основном в WhatsApp из-за ковида».


Частично свободные

Индонезийское правительство знает о любви жителей к соцсетям и мессенджерам. В 2019 году, когда начались беспорядки после президентских и парламентских выборов, руководство страны блокировало доступ к соцсетям, чтобы избежать распространения фейковых новостей и призывов к насилию. Министр коммуникации и информационных технологий Индонезии Рудиантара тогда предупреждал, например, о том, что пользователи могут столкнуться с проблемами в работе WhatsApp, если будут загружать видео и фото, отправлять голосовые сообщения. Чуть раньше он критиковал Facebook за то, что материалы, удаления которых требует правительство, все же остаются и распространяются в соцсети.

Telegram в Индонезии, кстати, тоже блокировали — в 2017 году. Правда, ненадолго. Тогда Рудиантара лично встретился с Павлом Дуровым в Джакарте, и создатель мессенджера заверил, что весь контент, на который пожаловалось правительство, был удален. После этого решение о блокировке отменили.

В целом же интернет в Индонезии «частично свободный»: ограничений меньше, чем в Китае, Таиланде или Малайзии, но больше, чем в Японии, Южной Корее и на Филиппинах.

«Я не думаю, что у нас есть какая-то серьезная цензура, какие-то ограничения, кроме распространения порнографии, — говорит Данни. — Но, с другой стороны, пользователи должны серьезно подумать, прежде чем размещать что-то. У нас есть законы, регулирующие распространение информации, и любой может обратиться в суд, если найдет в какой-то соцсети или на сайте информацию, нарушающую закон. За клевету в интернете наказывают, может быть и высокий штраф, и тюремное заключение».


Дела житейские

Данни пользуется интернетом каждый день.

«В основном для работы, — уверяет он. Вместе с двумя партнерами он руководит Prodigihouse, небольшой компанией, занимающейся производством видео. — Я занимаюсь финансовыми вопросами, использую онлайн-банкинг, веду всю переписку. Мы пользуемся услугами сразу трех провайдеров, так оказалось удобнее. Еще много чего покупаю онлайн, на Aliexpress или Shopee. Вот сейчас сделал заказ на Tokopedia, новые компьютеры для работы».

В любви к онлайн-шопингу Данни не одинок: многие индонезийцы делают покупки через интернет. В островном государстве трудно вести бизнес, рассчитывая только на клиентов, живущих поблизости, и предприниматели используют любую возможность, чтобы расширить рынок. До 2016 года правительство страны не позволяло зарубежным компаниям (таким как Alibaba, Lazada, JD.com и Shopee) работать напрямую – и они были вынуждены искать местных партнеров. Это дало возможность вырасти и окрепнуть индонезийским маркетплейсам – Tokopedia и Bukalapak.

Источник: Tokopedia
Источник: Bukalapak

Стремительному развитию электронной коммерции мешают два фактора: активное использование индонезийцами наличных (в 2019 году у половины жителей не было ни счетов в банке, ни кредитных карт) и сложности с доставкой товаров с одного острова на другой. С первой проблемой справляются онлайн-кошельки, со второй же пока все сложно: надежного транспорта мало, а некоторых районах даже найти нужную улицу и дом затруднительно. Lazada развивает собственную систему доставки товаров и сотрудничает с государственной почтовой компанией POS Indonesia, Tokopedia привлекает сторонние курьерские компании и открывает дополнительные склады, рассчитывая таким образом сократить путь от поставщика до покупателя.

  • В ходе опроса, проведенного Rakun Insight, 55% индонезийцев рассказали, что в 2020 году делали больше онлайн-покупок, чем в 2019, и только 9% признались, что ничего не покупали онлайн;
  • В середине 2020 самыми популярными сайтами для покупок у жителей страны были сингапурский маркетплейс Shopee, индонезийские Tokopedia и Bukalapak;
  • Для оплаты онлайн-покупок большинство индонезийцев используют OVO, GoPay и DANA;
  • За 2011 год индонезийцы провели 41 миллион онлайн-транзакций, за 2018 — 5,2 млрд;
  • Большинство онлайн-покупок делают люди в возрасте от 30 до 39 лет;
  • Индонезийцам, живущим за пределами острова Ява, онлайн-покупки обходятся на 11-25% дешевле покупок офлайн.

То ли еще будет

В 2018, анализируя рынок электронной коммерции в Индонезии, эксперты McKinsey были настроены оптимистично и предполагали, основываясь на опыте Китая 2010-2015 года, что он будет расти стремительно. По их расчетам, с 2017 до 2022 года объем рынка вырастет в 8 раз, и в онлайн-коммерцию будут вовлечены более 83% пользователей интернета, причем каждый будет тратить на товары и услуги более $600 в год.

Не исключено, что реальность превзойдет ожидания. Во время пандемии интернет-бизнесы стали играть в стране более серьезную роль. Уильям Танувиджая, основатель Tokopedia, говорит, что из-за локдауна жители страны стали больше использовать интернет: «Оставаясь на своих островах, люди оценили все удобство онлайн-покупок из дома, возможность выбирать то, что им нужно, понимая, сколько и за что заплатят».

В середине ноября стало известно, что Telkomsel, крупнейший оператор сотовой связи в Индонезии, вложит $150 млн в GoJek, компанию, прошедшую путь от агрегатора такси до универсального игрока интернет-рынка, представляющего целый ряд сервисов (от онлайн-оплаты GoPay до доставки лекарств GoMed). В Telkomsel объявили, что речь идет о создании «цифровой экосистемы», благодаря которой преимущества современных технологий станут доступны всем индонезийцам. В GoJek же и вовсе говорят, что планируются совместные проекты, которые сделают Индонезию лидирующей цифровой экономикой Юго-Восточной Азии.

Источник: GoJek

Смотрит в будущее с оптимизмом и индонезийский букинговый сервис Traveloka. Для него стали почти катастрофическими апрель и май 2020, когда в Индонезии было приостановлено авиасообщение. По словам президента компании Генри Хендравана, только запросов на возвращение денег за билеты было около 150 000. Но сейчас ситуация меняется к лучшему по крайней мере, в трех важнейших для Traveloka странах: Индонезии, Таиланде и Вьетнаме. «Во Вьетнаме мы уже вернулись на доковидный уровень, — говорит Хендравана. — В Таиланде близки к этому. В Индонезии бронирование номеров сейчас составляет 70-75% от того, что был до пандемии». Тут на руку Traveloka сыграла специфика ее работы: ориентация преимущественно на местный туризм, а не международный. «Мы чувствуем, что восстанавливаемся гораздо быстрее, чем другие туристические платформы», — замечает Хендравана.

Так что у индонезийского интернета есть не только надежда, но и веские основания предполагать, что дальше будет лучше.

Другие хорошие статьи