О чем думает цифровой инвестор Глеб Давидюк (iTech Capital)

Управляющий партнер iTech Capital Глеб Давидюк — технооптимист и цифровой инвестор, который сохраняет свою позицию в бизнесе уже около 25 лет. О механизме отбора проектов, экономической ситуации в России, скандале Baring Vostok, лояльности и работе с братьями Березуцкими он рассказал в интервью нашему шеф-редактору Тамаре Бараненковой.


Бизнес

Вы занимаетесь инвестированием почти 25 лет, из них последние 10 – в цифровую экономику. Почему вы создали фонд в этой сфере?

В 2010 году было невозможно не заметить темпы развития интернета в мире и в России. Один из моих партнеров, Сергей Солонин (сооснователь Группы QIWI) предложил создать фонд для инвестиций в интернет-бизнесы, так как объемы платежей, который процессировал QIWI, росли огромными темпами. Идея показалась мне здравой. В результате появился фонд iTech Capital.

В чем разница между онлайн и офлайн-бизнесом? 

В офлайн-бизнесе больше статей расходов – это люди, маркетинг, себестоимость продукции, оборудование и т.д. Больше факторов, которые надо контролировать. Существенно сложнее масштабировать бизнес и расширять географию продаж. У онлайн-проекта две главные статьи расходов: люди и маркетинг, причем люди важнее всего. Если на хлебозаводе топ-менеджеру можно найти замену, то в растущем интернет-бизнесе это будет сделать куда сложнее.

Приобретать контрольный пакет в офлайне – нормально и зачастую менее рискованно, чем «не контроль», в онлайне принимать стратегические решения будучи финансовым инвестором и контролирующим акционером — опасно. Не до конца понимая суть бизнеса, его можно убить.


Один год в онлайне равен пятилетке в офлайне. И темпы с каждым годом растут.


Инвестиции в онлайн-сектор более рискованны, однако он быстрее растет, имеет большую ликвидность активов и позволяет быстрее оборачивать капитал. Если в офлайн-бизнесе вы инвестируете в оборудование, то результат будет как минимум через несколько месяцев: сначала оборудование будет изготавливаться, потом доставляться и растаможиваться. За это время в онлайне может произойти целая эволюция продукта/услуги. Это динамичный бизнес. 

Как поменялся онлайн за время своего существования?

Из продуктов, которые должны были выстрелить, выстрелили далеко не все, и не все инвестиционные бизнес-модели себя оправдали. Например, популярная некогда модель copycut. На заре ВКонтакте успешно скопировал Facebook, сегодня простое перекрашивание продукта в национальные цвета вовсе не гарантирует успех. География сильно влияет на экономику онлайн-проекта.

Раньше считалось, что в интернете нет границ. Сегодня ясно, что границы все-таки есть – на уровне менталитета, среды, паттернов потребления, национального юмора, стоимости трафика и т.д. Например, если вы запустили хороший проект на устройствах Apple в России, это не значит, что он взлетит в Африке, ведь устройств Apple в Африке нет. С годами и с опытом появляется понимание, что может сработать на том или ином рынке.

Пятнадцать лет назад можно было заниматься практически любой сферой интернет-бизнеса, и шансы на успех были существенно выше. Сегодня не иметь интернет-специализации опасно, потому что на любой проект есть здоровая конкуренция. Если говорить о фонде iTech Capital, то наш сегмент – это большие данные, финтех, тревел, блокчейн, легалтех – субсегменты большого пирога под названием «интернет- индустрия».


Понимание, как работает бизнес в офлайне, было собрано столетиями, эволюция онлайна – это эволюция трех декад.


Вы долго присматриваетесь к тому или иному сегменту?

Мы присматриваемся не к сегменту, а к проекту. Конечно, в идеальном мире было бы наоборот, но в реальности мы можем досконально разобраться во всем только глубоко в погрузившись в детали и инвестировав собственный капитал. Но, естественно, перед сделкой мы изучаем субсегмент, и приходим не только с деньгами, но и с полезными советами, которые иногда важнее денег. Правильно, наверное, говорят, про «умные деньги». Важно говорить с будущим партнером на одном языке.

Долго изучаете проект, прежде чем в него инвестировать?

Самое быстрое погружение – это месяц, иногда изучаем проект по шесть-семь месяцев. Все зависит от структуры сделки, отношений с партнерами, качества финансового менеджмента и корпоративного управления.


Отправить деньги со счета А на счет Б несложно, а сделать так, чтобы все остались довольны сделкой – очень непросто.


Любой проект — это в среднем пятилетка. В первый-второй год вы разбираетесь с тем, что приобрели, находите скелеты в шкафу, третий год начинаете продавать компанию, и на пятый год, если все хорошо, вам удается выйти. Если все плохо, вы можете провести с компанией все десять лет.

Что еще нужно, чтобы сделка состоялась?

Мы смотрим на нее не только через призму происходящего в этой конкретной компании, но и через призму мировой экономики, места компании в портфеле нашего инвестиционного фонда, жизненного цикла самого фонда. Поэтому важно смотреть существенно дальше горизонта в два-три года и изучать не только юнит-экономику проекта.

С каким результатом вы закрыли первый фонд?

В рамках первого фонда, открытого в 2011, мы проинвестировали порядка $70 млн в 12 проектов, к сегодняшнему дню вернули почти все деньги, которые проинвестировали и оставили в портфеле девять компаний с капитализацией чуть больше $220 млн. Сейчас собираем второй фонд — потому что из первого фонда не имеем права инвестировать согласно его инвестиционной декларации.

Вы уже инвестировали из второго фонда?

Да, мы инвестировали в компанию «Амулекс», Roistat, повторно вложились в Bitfury. Еще две сделки находятся в стадии структурирования. В общем, скучать не приходится.

Расскажите про ваш спортивный фонд, который недавно появился?

Спортивный фонд (Global Sports Opportunities Fund) — это наш новый проект вместе с известными футболистами, среди которых братья Березуцкие и еще ряд звезд. Ребята выступают якорными инвесторами, привносят помимо капитала свою профессиональную спортивную экспертизу, в то время как моя команда занимается поиском и структурированием новых сделок, управлением фондом, контролем и отчетностью перед соинвесторами.

Какую экспертизу дают Березуцкие?

Они хорошо понимают, как устроен футбол и футбольный рынок изнутри. Это не только пас или гол во время игры – это огромная бизнес-индустрия: скаутинг, технологии подготовки спортсменов, образование, медийный бизнес, статистика, стадионы и их техническое оснащение, матчи и их оснащение, спортивный гэмблинг. Я не говорю про широкий круг общения внутри футбола и среди футбольных фанатов, которое у Леши с Васей (Березуцких — прим. ред.) выходит лучше, чем у меня.


🙄 Интересно? Чтобы не пропустить следующее интервью, подписывайтесь на наш телеграм. Дальше — больше.


Есть ли аналоги вашего спортивного фонда в России и в мире?

В России нет, в мире — тоже мало. Я не пересекался с такими.

Как много новых проектов вы изучаете?

По шесть-восемь каждый день. Несколько тысяч в год, инвестируем — менее десяти.

Как не ошибиться при таких темпах?

Конечно, ошибки случаются, и часто. Но профессионал должен видеть все поле. Это как в футболе. Как-то я спросил у Леши с Васей, как они понимают, кому отдавать пас, не видя все поле, основных игроков. Ребята ответили, что у них в голове есть картинка из миллиона комбинаций — куда давать мяч в зависимости от того, где игрок. Они со скоростью хорошего компьютера обрабатывают разные комбинации. Так же и я на инвестиционном поле.


Интернет

О чем говорили в онлайн-сообществе в 2018 году?

Принципиально нового никто ничего не придумал, и я сомневаюсь, что придумают в этом году. Технологический мир будет развиваться в сторону оправдания и кристаллизации тех новшеств, которые были представлены в 2015-17 годах.

Мы уже долгое время слышим про ИИ, про виртуальную реальность, про вещи, которые когда-то казались будущим. Большие данные и облако десять лет назад тоже были новшеством, а сегодня стали обычными вещами. 2019 год – это еще один год развития продуктовых инноваций. Технологии становятся продуктами, и за них начинают платить.

Защита данных – тоже вчерашний день?

Нет, это очень актуальный вопрос, и данные как источник благосостояния, инструмент влияния или контроля в целом. Очень скоро защита персональных данных станет необходима обычным людям так же, как презервативы – это дело ближайшего будущего.

Сможем ли мы, обычные люди, скрыться от Большого Брата? Думаю, что нет, только если мы не станем отшельниками и не спрячемся на необитаемом острове. Но даже там нас смогут разглядеть в какую-нибудь лупу из космоса. 

Хотите себе в портфель сделку по защите данных?

Мы смотрим на такие проекты, но я пока не увидел ничего супергениального. Но у нас уже есть хороший проект в компании Bitfury, называется Crystal Bitfury. Это софт для банков и государственных организаций для финансового мониторинга оборота криптовалют, незаменимая вещь для тех, кто занимается процедурами комплаенс и[simple_tooltip content=’know your customer — знай своего клиента‘] KYC [/simple_tooltip].

Что еще вам интересно?

Мы традиционно инвестируем в секторы, которые я перечислил. Моя основная задача – это найти хорошую компанию, которая делает хороший продукт. Если среди ваших читателей такие есть, я с удовольствием с ними пообщаюсь. 

Стартапам в России тяжело?

Тяжело сделать хороший продукт и услугу так, чтобы она была востребована рынком. Тяжело найти фондирование среди российских инвесторов, потому что их не очень много. С другой стороны – было бы желание, и любую задачу можно решить.

Сами в сторону новичков вообще не смотрите? Есть ли кто-то классный? 

Я слежу за классными компаниями, а не за классными стартапами. С другой стороны, если взять наш портфель, то все эти компании были созданы классными ребятами в свое время. Например, у нас была отличная сделка с компанией Trading View – такая смесь Bloomberg и Linkedin – абсолютно глобальный игрок с большими амбициями, растущий. Есть Ecwid, которую основал известный предприниматель Руслан Фазлыев – молодой, амбициозный, опытный. Компания MFMsolutions с великолепным инновационным продуктом банковского скоринга, проверенного, работающего и высокотехнологичного.

Про «Амулекс», самый большой в России игрок сектора легалтех, я уже сказал. Из сектора Marketing Analytics & Performance Marketing я уже назвал Roistat, еще есть «Риалвеб», iContext, Promopult, Clickky – все технологичные, большие и развивающиеся бизнесы.

В общем, у нас большой портфель компаний, о каждой можно рассказывать долго. У каждой – свое видение будущего, а мы, как партнеры, оппонируем и помогаем в их желании покорить мир.


Россия

Экономическая ситуация влияет на вас?

Конечно. На всех влияет. Нельзя недооценивать все трудности текущего рынка в России. Если бы геополитика была менее агрессивной, бизнес-среда, конечно, была бы более дружественной.


Финансовая аксиома: капитал боится любых потрясений, и уходит с рынка, если происходит что-то непредсказуемое.


Благоприятной средой для капитала является комбинация понятных и предсказуемых факторов: бизнес-экосистема, государственная поддержка и надежность, юридическая система и ее непредвзятость. Но сегодняшняя геополитическая обстановка играет против нас.

Часто сталкиваетесь со стереотипами про русских на рынке?

Стереотипы по отношению к русским были, есть и будут – это водка, балалайка и медведь. В последнее время нас записали в мировые хакеры. Однако есть объективная реальность: многие технологические компании, мировые лидеры, созданы нашими соотечественниками. Глупо недооценивать потенциал российских IT-игроков. Для меня Россия – это зеленый росток на цифровой карте мира, который производит интересные IT-решения, экспортирует много умных голов, а в последнее время – зачастую продукты и услуги.

Русские деньги или русский паспорт сегодня – это не самый модный и надежный инструмент на рынке капитала. Но мы по-прежнему растим талантливых ребят, наши программисты выигрывают все крупнейшие мировые олимпиады, российские кодеры производят много хорошего софта.

Есть ли эта пресловутая утечка мозгов? Как, по вашим ощущениям, меняются ее темпы?

Есть, но ее темпы оценить сложно. Стоимость IT-специалистов постепенно выравнивается, и разница в доходах, которые ребята получают в российских и западных структурах, уже не так ощутима. Определенный уровень комфорта можно получить и в России, и за ее пределами. IT-индустрия имеет очень условные границы, поэтому говорить об «утечке мозгов» формата советского времени сегодня не приходится. За хороших специалистов одинаково конкурируют и западные, и российские компании.

Как вы относитесь к ситуации с Baring Vostok?

Арест Майкла Калви и его коллег из фонда Baring Vostok не может позитивно сказаться на инвестиционном климате в этой стране по определению. Для меня очевидно, что происходит силовое решение коммерческого спора между двумя сторонами и что применяются традиционные для рейдерского подхода инструменты. Мне сложно представить, что коллеги из фонда Baring Vostok занимались мошенничеством или умышленными хищениями по целому ряду причин, начиная от общечеловеческих принципов и заканчивая бизнес-этикой, которая в нашей индустрии является одним из основных активов.

В нашей работе репутационные риски – самые высокие. Репутация для нас, как инвестиционных менеджеров, – не пустой звук, мы ей дорожим. Я искренне надеюсь, что правосудие восторжествует. По крайней мере, мне бы хотелось в это верить.

В одном интервью вы сказали, что на рынке появилось много лихих и непрофессиональных инвесторов. Откуда они взялись?

Сегодня инвестором в цифровой экономике может стать каждый, кто имеет свободные несколько десятков тысяч долларов. Но станет ли он профессионалом – покажет время и опыт. Это хорошо и плохо одновременно: больше денег – лучше для рынка, однако непрофессиональный инвестор может легко навредить бизнесу.

Инвестирование – это не просто поиск хорошей сделки, это комплекс правил и процедур: origination, investment procedures, portfolio management, reporting, value added. Все это не простые иностранные слова – это составляющие бизнеса по управлению активами. Если для вас эти слова в новинку, то потребуется время, чтобы вы смогли записать себя в инвестиционное сообщество.


Личное

Как вы видите свое будущее в ближайшие годы?

Я профессиональный Private Equity Fund Manager, и мне очень нравится этот бизнес. Я постоянно узнаю что-то новое: приходят новые люди, новые идеи. Всегда есть чему поучиться и с кем поделиться опытом.

Не было профессионального выгорания из-за темпов работы?

У меня не было профессионального выгорания и, надеюсь, не случится.

Какие качества важны для успеха в инвестиционном бизнесе? Что вам помогло?

Мне помогла сама жизнь – я никогда не имел хорошо обеспеченных тылов. 


Мне хорошо знакомо выражение self-made. У меня простое короткое резюме.


Пять лет в Quadriga Capital Russia, пять лет в Alfa Capital Partners, пять лет в Mint Capital и уже восьмой год – в iTech Capital, – в отличие от многих молодых людей, которые каждый год-полтора меняют работу. Оставаться столько лет в бизнесе мне помогли несколько качеств – профессиональное любопытство, честность, стрессоустойчивость и лояльность.

Поясните, что значит «лояльность»?

Лояльность – это не профессиональное качество, ему нельзя научиться. Быть верным своему работодателю, своему партнеру, своему другу, своей жене долгое время – это важно и сложно. Соблазнов на пути очень много – сменить работу, уйти, заняться чем-то другим, потому что, как тебе кажется, ты уже все знаешь и заскучал или давит корона. Звездную болезнь никто не отменял, прививки от нее не существует.

Вы чувствуете разницу поколений среди тех, с кем работаете?

Да, чувствую. Посмотрите на эту табличку на моем столе. До тридцати ты покоряешь мир, после – удерживаешь свои завоевания. Неслучайно существует так много книг и исследований на тему разницы поколений. Молодым ребятам в нашей индустрии будет очень сложно, требуются годы, чтобы почувствовать вкус.

Насколько важно образование в современных реалиях?

Образование важно. Главное – разумный баланс. Не стоит бросать образование ради чего-то непонятного, другое дело – получить его быстрее, пройти ту же пятилетку за три года. Если человек хочет стать предпринимателем, двадцать первый век дает массу возможностей для этого, и удаленное образование – один из инструментов.

Вы технооптимист или технопессимист? Куда приведут нас технологии?

Я технооптимист. В наши неспокойные дни риск апокалипсиса всегда существует, особенно это ощущается, когда ты смотришь научную фантастику по телевизору или программу новостей. В последнее время я не видел ни одного фильма, где показано будущее, в котором мне хотелось бы остаться. От современного кино становится страшно. Наверное, есть причины, почему будущее рисуется именно таким. Но я, как оптимист, по-прежнему продолжаю верить в лучшее.


Если вы считаете, что ваш проект может быть интересен iTech Capital, пишите на нашу почту, мы попытаемся связать вас с нужными людьми. info@performance360.ru

Другие хорошие статьи