Майя Хамраева («Риалвеб») про работу коуча в компании, силу привычки и успешный успех

Майя Хамраева работает коучем в компании «Риалвеб» и помогает сотрудникам достигать своих целей. Мы поговорили с Майей о том, кто это вообще такой – коуч, чем он может быть полезен бизнесу, почему нам непросто меняться и как некоторым в редакции начать уже завтракать по утрам.


Как ты определяешь то, чем занимаешься?

Для себя я определяю свою работу так: я сопровождаю человека на пути к цели, стимулируя его мышление вопросами. Мне нравится такая метафора: коуч — это катализатор, который вступает в реакцию, усиливая и ускоряя ее, но сам при этом остается неизменным, не расходуется. Коуч не привносит в работу свое видение, убеждения, оставаясь нейтральным, однако скорость движения с ним точно выше. Привычный перевод слова «coach» — это «тренер», но есть и другой вариант — «карета», которая следует вместе с тобой из точки А в точку Б и которой управляешь ты сам.

Чем коуч отличается от психолога?

Одно из отличий — коуч больше работает с настоящим и будущим клиента (что не означает, что он вообще избегает разговоров о прошлом, в прошлом есть много ресурсов) и разворачивает его в сторону вопроса «Чего ты хочешь достичь?», в то время как с психологом клиент может обращаться к прошлому — «Почему это возникло?». Человеку важно повариться в этом, чтобы что-то выяснить и двинуться дальше. Коуч не проявляет во взаимодействии с клиентом свою экспертность, тогда как в психологии это допустимо.

При этом, как мне кажется, коучинг все больше пропитывается психологией (я замечаю, что коучи стали получать психологическое образование).

Иногда сразу определить, коучинговый это клиент или нет, сложно, и только спустя некоторое время ты понимаешь, что данный запрос не решается в рамках коучинга. Например, клиент периодически обращается к какой-то ситуации из прошлого и испытывает при этом сильные эмоции. Движения вперед не происходит. И в этом случае как раз подсвечивается профессионализм коуча — он замечает, что клиенту надо обратиться к другому специалисту и открыто делится этим.

Как ты стала коучем?

Более двух лет назад я захотела поменять сферу деятельности. Я работала в «Риалвебе» в направлении аккаунтинга и перешла в отдел персонала. У меня было за плечами психологическое образование, и я какое-то время консультировала вне основной работы. Мы думали, как я могу быть полезна в рамках отдела персонала и пришли к тому, что в мои обязанности будут входить тренинги, прокачивание софт-скиллс и встречи, посвященные ценности того, что делают ребята, итогам и перспективам. Параллельно я стала студенткой Эриксоновского университета коучинга. Кстати, буквально на днях я прошла международную аттестацию и стала ACC ICF (ассоциированный сертифицированный коуч) — это первая ступень из трех.

Какие инструменты и принципы коуч использует в работе?

Главный инструмент — это вопросы, которые рождаются благодаря глубинному слушанию. Тут важно мое безоценочное присутствие, когда я смотрю на человека и наблюдаю, что с ним происходит, например, изменилась поза, выражение лица, громко вздохнул — и тогда я возвращаю это ему, спрашивая «А про что это сейчас было?». Иногда человек говорит — а я даже не заметил, что сейчас так сделал.

Если говорить о принципах коуча, то как выпускник эриксоновской школы упомяну пятиконечную звезду Милтона Эриксона с пятью лучами:

Чем больше ты повышаешь мастерство, тем дальше уходишь от конкретных инструментов и техник. Недавно была Международная неделя коучинга с мастерами из разных стран. Это совершенно нешаблонная, творческая история — у каждого был свой стиль работы при том, что в ее основе всегда — только открытые расширяющие вопросы.

Давай представим гипотетическую ситуацию, чтобы понять на пальцах. Я прихожу и говорю: «Я работаю два года на одной должности, и мне все надоело. Мне кажется, я переросла свою позицию и не знаю, куда теперь двигаться. Мне грустно и тоскливо». Как будет проходить такая встреча?

Первое, что происходит — клиент «выгружает» мне всю информацию. Если бы ты пришла с таким запросом, я бы попросила тебя рассказать об этом побольше, спросила, как долго это продолжается и почему стало актуальным именно сейчас, и в зависимости от ответов направила бы твое внимание на результат: «Ок, а что ты хочешь от нашей совместной работы?». Ты продолжаешь рассказывать дальше — например: «Я понимаю, что хотела бы остаться на этой работе, но мне важно понять свою внутреннюю мотивацию, напомнить себе, ради чего я все это делаю». Если тебя начинает утягивать в «грустно и тоскливо», я спрошу, а что происходит в твоей жизни сейчас. Включая самое элементарное — как у тебя с режимом дня и питанием? Бывает, что человек не в ресурсе просто потому, что плохо ест, мало спит и в его жизни минимум активности. Порой клиенты испытывают огромное удивление от того, что их эмоции связаны не непосредственно с работой, а с тем, что на нее нет сил, что человек в истощении. И тогда в работу с коучем клиент берет иной запрос — например, как я могу восстанавливать свой ресурс.

Или, допустим, сотрудник рассказывает, что у него сложности в управлении временем: не расставляет приоритеты, пропускает обучения, срывает сроки по задачам, задерживается на работе и полноценно не отдыхает. В результате такого «дня сурка» и ощущения, что ты вечно не успеваешь, появляются деструктивные мысли о самом себе как о специалисте и состояние эмоционального выгорания на фоне постоянного стресса. При помощи вопросов подсвечиваются причины происходящего, и он проясняет, что хочет вместо этого, ради чего важного освобождать время. И тогда появляется делегирование, оптимизируются процессы, и он начинает выстраивать свой день по-новому. В процессе работы улучшается эмоциональный настрой, повышается уверенность в себе.

Но вообще теоретически простроить маршрут движения в сессии сложно, нужен реальный клиент с настоящим запросом. Коучинг — это то, что надо просто попробовать и тогда ты поймешь, как это работает.


С какими запросами вообще работает коуч в компании? Зачем коуч нужен сотруднику, а зачем компании, которая его нанимает?

Выделю несколько областей: достижение целей, тайм-менеджмент, управление эмоциями, повышение уверенности в себе и стрессоустойчивости, рост мотивации и профессиональных компетенций, работа с убеждениями, work-life balance. Для бизнеса смысл заключается в повышении эффективности работников и их лояльности. Если сотрудник увереннее себя чувствует на встрече, начинает делегировать задачи или выполнять больше задач — конечно, для бизнеса это хорошо.

Есть важный момент: сам сотрудник должен быть согласен с тем, с чем ему предлагают поработать, если инициатива исходит извне. Запрос должен быть ему созвучен, иначе ничего не выйдет. Скажем, руководитель замечает, что сотруднику стоит поработать, например, с эмоциями. Если сотрудник говорит: «Да, я сам замечаю, что мне это мешает», мы встречаемся втроем, сверяем запрос и обязательно фиксируем критерии, по которым будем оценивать результат. Например: «Как мы поймем, что человек стал лучше контролировать эмоции?». После работы с сотрудником (как правило, коуч-сессии проходят раз в неделю), мы встречаемся втроем на промежуточной встрече, а затем оцениваем результаты на финальной встрече. Другой вариант — сотрудник сам понимает, что ему стоит с чем-то поработать, и приходит ко мне.

Помимо такой работы, внутри «Риалвеба» мы планируем добавить коучинговый подход в систему обучения и хотим использовать коучинговые инструменты для работы с командами, будем развивать коучинговую культуру в компании.

Тебе приходится балансировать между интересами компании и сотрудника?

Нет, потому что это честный и открытый процесс. С какими-то запросами, сохраняя лояльность компании, я работать не буду. Например, если сотрудник решает уйти и хочет со мной продумать этот уход. Но если коучинг подсветит тот факт, что человек больше не хочет работать в компании, наверное, будет хорошо и честно для обеих сторон, если он примет решение об уходе.

Как эмоционально не вовлекаться, так много работая с людьми?

Если ты проявляешь свои профессиональные компетенции, ты находишься в нейтральной позиции. Представь, что коуч — зеркало, и чем чище зеркало, тем профессиональнее коуч. Коуч отражает, возвращает клиенту его состояние, мысли, эмоции. И тогда клиент начинает лучше видеть и слышать себя. Эмоционального перетягивания тут нет. Если ты сталкиваешься с переносом и контрпереносом, то ты сейчас точно не в коучинговом присутствии и после сессии хорошо бы пройти супервизию. Ты не должен фонить.

Как нанять правильного человека на должность коуча в компанию?

В первую очередь в голову приходят рекомендации, это работающая история. Плюс сейчас существуют центры коучинга, которые занимаются определенными направлениями, например, бизнесом, и у компании, которая подписывает договор с таким центром, есть возможность выбрать наиболее подходящего коуча. Я знаю, компании даже устраивают тендеры на подбор таких специалистов, где прописываются требования, например, уровень аттестации. Стоит обращать внимание на специализацию коуча — например, это может быть работа с первыми лицами или коучинг личной эффективности. Ну и, конечно, личная встреча, потому что какие бы звания ни были у коуча, если с тем, с кем он будет работать, не налаживается контакт, а такое бывает, все остальное отойдет на второй план. Вам должно быть комфортно друг с другом.

Как мне понять, что в моей работе с коучем что-то идет не так?

Если ты замечаешь, что коуч говорит бОльшую часть времени, мотивирует, подбадривает («Давай, ты сможешь!»), то это не про коучинг. Если сессии превращаются в бесконечное обсуждение без результата. Коучинг — это про результаты. У тебя есть конкретная цель, к которой ты двигаешься. У тебя есть запрос на сессию, и есть глобальный запрос, это как бусинки, которые собираются в ожерелье от сессии к сессии. Если этого не происходит, что-то идет не так.

Коуч в штате или приглашенный со стороны — что лучше?

Внешний коуч — это не погруженный в вопросы компании человек, свежая кровь. Его часто приглашают, например, когда нужно сделать прорыв для команды топов, когда нужно что-то кардинально новое. Второй момент — приглашенный коуч никому не подчиняется, у меня, как у специалиста в штате, есть люди, от которых я завишу — мой руководитель, генеральный директор компании. Я не буду работать с людьми, с которыми у меня есть связи иерархического порядка, так как не смогу оставаться беспристрастной. С другой стороны, человек внутри компании вызывает больше доверия, он знает про ценности компании, знает, как все организовано, его не нужно погружать в процесс. Если нужна экстренная помощь, то внутренний коуч «всегда под рукой». Поэтому тут вопрос в изначальных целях. Бывает так, что наряду с внутренним коучем компания пользуется услугами приглашенного. А вообще, если говорить о практике, то штатный коуч в компании – это редкий случай.


Возможно ли за сравнительно короткое время изменить в себе что-то? Возьму простой пример я хочу обзавестись привычкой завтракать по утрам.

Наши привычки — это нейронные цепочки, которые образуются в ответ на внешний стимул. Формируя новую привычку, мы, по сути, заменяем что-то одно на что-то другое, и хотя говорят, что на новую привычку нужен 21 день, на этом все не заканчивается. Чтобы старая связь ликвидировалась, требуется 40 дней, а чтобы новая привычка стала автоматической (например, ты встала и пошла на автомате завтракать), нужно 90 дней. Это небыстрый процесс, который требует дисциплины. Есть супердисциплинированные люди, которые просто берут и делают, но не все такие. И тут встает вопрос о мотивации — зачем мне нужна та или иная привычка? Зачем мне что-то делать каждый день? И чтобы найти смысл, важно не останавливаться на первом и втором ответе: на восьмой-десятый раз ответ будет глубинный, действительно про тебя. Например, зачем мне делать каждый день зарядку? Кого-то вдохновит идея остаться в форме в преклонном возрасте, чтобы им восхищались внуки, а кого-то это не мотивирует: я и сейчас ничего и на самом деле меня все устраивает. Должна возникнуть доминанта, сильная потребность, ради который ты будешь двигаться в нужном направлении. Ну и нам, конечно, трудно распрощаться со старыми привычками, потому что мы ловим свои бонусы.

Как мне понять, где мое желание, а где навязанное? Тем более в эпоху соцсетей, которые искажают картину мира.

Действительно, соцсети создают впечатление, что успешен каждый второй, и что достичь успеха легко. Человек начинает думать: раз это так просто, наверное, со мной что-то не то. Если ко мне придет человек и скажет: «Я хочу быть успешным», я попрошу его рассказать, что он подразумевает под этим словом. И ответы у всех будут разные. Например, для меня успех — это быть профессионалом своего дела, и тогда это история долгого пути. Конечно, бывает по-разному, может, твой успех заключается в том, чтобы раз — и сделать. Но это ведь не всегда так. Понять суть возможно при соприкосновении с собой.

Еще важно поисследовать, а почему я хочу быть успешным, например, стать известным или зарабатывать много денег. Возможно, за этим желанием стоит какое-то другое желание. Это история про то, что коуч не останавливается на одном ответе. Вот тогда может проявиться что-то истинное. А если становится прозрачнее запрос, становится яснее и путь, как к этому прийти. Так что во время сессии может произойти и такое, что ты поймешь, что на самом деле хочешь вообще не того, о чем ты думал.

Как ты относишься к призывам развиваться во время карантина?

Каждый, конечно, выбирает сам. Я замечаю, что наряду с призывами развиваться есть сторонники противоположной идеи, которые говорят: «А я буду специально постить, как я не развиваюсь». Лично мне кажется, тут важно относиться к себе с любовью и заботой. В условиях, когда тебе сложно в принципе, под давлением чужих призывов ты можешь вогнать себя в больший стресс. Я знаю людей, и отнесу себя к ним, которые мягко и плавно ввели в свою жизнь что-то новое, и это было не развитием ради развития, это было из-за понимания, что у меня появилось время улучшить что-то, о чем я думала. Но если на данный момент тебе сложно самоорганизоваться, бог с ним с саморазвитием. Из-за погони за успешным успехом может стать только хуже — мне и так сложно, а тут еще что-то не получается. Если что-то для меня важно, то я сделаю это попозже. Ну и важно фильтровать информацию и понимать, что за чужой красивой картинкой может скрываться что угодно.

Какую пользу я вижу в введении новых привычек с оглядкой на вышесказанное — когда кругом много чего нам становится неподконтрольным, нашему мозгу важно, чтобы было то, на что он может влиять. Сама я это делаю постепенно, и смысл в том, что это правда мне добавляет спокойствия. Я завела дневник благодарности, делаю зарядку с утра, короткие медитации и процедуры для красоты, которые добавляют радости. И есть удивительная вещь — когда ты начинаешь вводить новую привычку, чувствуя себя при этом удовлетворенным, то появляется желание добавить что-то еще.

С какими скептическими установками по поводу своей работы ты сталкиваешься?

Мне кажется, скептические установки людей связаны с тем, что они не до конца понимают, что такое коучинг. В голову сразу приходит Тони Роббинс. Я не знаю точно, называет ли он себя коучем (на сайте Тони Роббинса значатся приватные коуч-сессии — прим. ред.), но коуч — это не мотивирующий оратор, каким он предстал на выступлении в России. Когда человек идет к коучу, он может думать, что вот сейчас коуч меня, такого немного вялого, зажжет и взбодрит. Есть еще образ «женщины-коуча» из сериала «Миллиарды» (где она мотивирует людей своими пламенными речами), но эта героиня совмещает несколько ролей, она не только коуч. Если я буду тянуть за собой клиента, это не будет партнерством. Это не про коучинг.

Кадр из сериала «Миллиарды»

Второй вариант — наоборот, скепсис: «Сейчас я приду куда-то, меня там будут мотивировать, да ну».

У некоторых есть ожидания, что коучинг — это волшебная таблетка, как будто ты придешь на сессию, и с тобой сразу же должно что-то произойти. Каково бывает разочарование, когда ты понимаешь, что это скорее как добавление новой привычки в жизнь. Потому что даже если ты знаешь, как действовать, тебе надо начать действовать и быть приверженным своим целям, а на это требуется время. Отсюда и долгосрочные контракты в коучинге, от 5 до 10 встреч.

Не стоит путать коуча с тренером. Тренер — это другое. У тренера есть знание и алгоритм, как это время будет проведено. У него есть план, по которому он тебя тренирует, он проявляет свою экспертность. Очень конкретно: ты не умел, не знал, а в конце понял, научился.

Как на нас влияет / повлияет коронакризис в плане карьеры и отношения к работе, на твой взгляд?

Время покажет, как это будет. Я буду опираться на свои мысли и на то, как это происходит у знакомых. Как минимум, люди осознали, что работать удаленно возможно. Мои знакомые признаются, что стали лучшего о себе мнения, потому что не думали, что у них это получится.

Еще я замечаю, что люди начинают думать об освоении новых навыков и расширении компетенций. Сейчас можно остановиться, посмотреть по сторонам и поразмышлять — а чем я еще мог бы заниматься? Некоторые стали уделять время новым занятиям, про которые давно думали. Кто знает, может быть, когда-нибудь это хобби станет для меня новым источником заработка.

Вопросы: Тамара Бараненкова

Другие хорошие статьи