В одном черном-черном мессенджере...
был один черный-черный канал про диджитал…

Гонка ИИ: США или Китай?6-минутный текст

Кай-Фу Ли — один из известнейших экспертов в области искусственного интеллекта, который знает изнутри, как работают Кремниевая долина США и IT-отрасль Китая. В своей книге «Сверхдержавы искусственного интеллекта. Китай, Кремниевая долина и новый мировой порядок» он делает прогнозы о том, кто и почему победит в гонке ИИ и что эта гонка означает для мира. Публикуем отрывок из книги.


Около пяти лет назад еще имело смысл непосредственно сравнивать прогресс китайских и американских интернет-компаний — он напоминал автомобильную гонку. Участники шли почти вровень, Соединенные Штаты немного опережали Китай. Но примерно в 2013 году Китай сделал очень важный поворот. Вместо того чтобы следовать по стопам американцев или копировать их достижения, китайские предприниматели начали разработку уникальных продуктов. Прежде, говоря о продуктах китайских компаний, аналитики использовали аналогии с продуктами Кремниевой долины: «китайский Facebook», «китайский Twitter», — но в последние несколько лет эти ярлыки в большинстве своем стали бессмысленными. Китайский интернет превратился в альтернативную вселенную. Китайцы начали платить за реальные покупки штрих-кодами на своих телефонах — результат революции мобильных платежей. Армии развозчиков еды и массажистов на электрических скутерах наводняют улицы китайских городов. Они — порождение так называемых O2O-стартапов (онлайн для офлайна), внедривших преимущества электронной коммерции в сферу реальных услуг, таких как общественное питание или маникюр. Вскоре после этого появились миллионы ярко окрашенных велосипедов, сдаваемых напрокат: их можно взять или оставить где угодно, воспользовавшись штрих-кодом на своем телефоне.

Все эти услуги, наряду с китайским суперприложением WeChat, дали в руки каждому китайцу своего рода цифровой аналог швейцарского ножа для современной жизни. С помощью WeChat можно отправлять текстовые и голосовые сообщения друзьям, оплачивать счета за продукты, записываться к врачам, сдавать налоговые декларации, брать напрокат велосипеды и покупать билеты на самолет. Приложение превратилось во всеобщую социальную сеть: в разнообразных групповых чатах пользователи ведут деловые переговоры, обсуждают подготовку к дням рождения и беседуют о современном искусстве. WeChat объединил в себе массу функций, которые в США и других странах выполняют отдельные приложения. Альтернативная цифровая вселенная Китая теперь создает и вбирает целые моря новых данных о реальном мире. Это обилие сведений о пользователях — где они находятся в любую секунду дня, как связаны между собой, какая еда им нравится, когда и где они покупают продукты и пиво — окажется бесценным в эпоху внедрения ИИ. В этой сокровищнице будут храниться миллионы ежедневных привычек пользователей, которые можно сочетать с алгоритмами глубокого обучения, чтобы предлагать индивидуальные услуги от бухгалтерского аудита до градостроительного проектирования. Это много больше того, что могут почерпнуть из ваших поисков, «лайков» или случайных покупок в интернете ведущие компании Кремниевой долины.

Невиданное изобилие реальных данных даст китайским компаниям огромную фору, когда дело дойдет до появления сервисов на основе ИИ.

Благодаря недавним впечатляющим разработкам баланс сил вполне закономерно сместился в сторону Китая. Но и китайское правительство тоже делает для этого все возможное. Его всеобъемлющий план по превращению страны в сверхдержаву ИИ обеспечил широкую поддержку и финансирование исследований в этой области, но эффективнее всего он сработал как ориентир для местных государственных органов, охотно подхвативших инициативу. Китайские структуры управления устроены сложнее, чем полагает большинство американцев; Центральное правительство не просто выпускает указы, которые мгновенно реализуются во всех частях страны. Оно может выбирать определенные долгосрочные цели и привлекать колоссальные ресурсы для их достижения. Наглядный пример тому — молниеносное развитие сети высокоскоростных железных дорог в стране.

Руководители местных органов власти восприняли подъем ИИ как выстрел стартового пистолета. Они устроили настоящую гонку, стараясь привлечь в свои регионы как можно больше компаний, работающих в области ИИ. Приманкой служат льготы и щедрые субсидии.

Эта гонка только начинается, и насколько она повлияет на развитие ИИ Китая, все еще неясно. Но каков бы ни был результат, ситуация уже резко контрастирует с ситуацией в США, где государство не регулирует предпринимательство в области ИИ и активно сокращает финансирование фундаментальных исследований. Учитывая все это, Китай, вероятно, вскоре догонит или даже обгонит Соединенные Штаты в области разработки и внедрения искусственного интеллекта. На мой взгляд, внедрение ИИ приведет к росту производительности в масштабах, не виданных со времен промышленной революции. По оценкам PriceWaterhouseCoopers, к 2030 году внедрение ИИ добавит 15,7 трлн долларов к мировому ВВП11. Предполагается, что на Китай придется 7 трлн долларов из этой суммы, что почти вдвое больше, чем 3,7 трлн, которые придутся на долю США. По мере того как экономический баланс сил будет смещаться в сторону Китая, будет расти также его влияние в политике, культуре и идеологии.

Этот новый мировой порядок ИИ встряхнет американцев, привыкших к почти тотальному доминированию в сфере технологий. Ибо, как многие из нас помнят, именно американские технологические компании продвигали свою продукцию и свои ценности во всех уголках мира. В результате и компании, и граждане, и политики забыли, каково это — быть «принимающей стороной» в таких процессах, которые весьма похожи на технологическую колонизацию.

Китай не стремится к какой бы то ни было колонизации, но вызванные ИИ сдвиги политического и экономического порядка приведут к серьезным изменениям в странах, переживающих цифровую глобализацию.

Значение этой игры между двумя сверхдержавами мира, как бы оно ни было велико, меркнет по сравнению с такими последствиями развития ИИ, как безработица и рост неравенства — как внутри стран, так и между ними. Океан глубокого обучения, омывая глобальную экономику, способен стереть с лица земли миллиарды рабочих мест на всех уровнях экономики: бухгалтеры, работники сборочных линий, операторы складов, учетчики складских запасов, контролеры качества, грузоперевозчики, средний юридический персонал и даже рентгенологи — это лишь несколько примеров.

Человеческая цивилизация и в прошлом переживала аналогичные технологические потрясения экономики: так сотни миллионов фермеров в XIX и XX веках превращались в фабричных рабочих. Но ни одно из этих изменений не происходило так быстро, как изменения, вызванные ИИ. Исходя из современных тенденций в области развития и внедрения технологий, я предполагаю, что в течение 15 лет искусственный интеллект, технически, сможет заменить около 40–50% работников в США. Фактически люди начнут массово терять рабочие места, возможно, на десять лет позже, но я считаю, что дестабилизация рынков труда будет очень значительной и произойдет в ближайшее время.

В тандеме с безработицей будет астрономически расти богатство в руках новых магнатов ИИ. Uber уже является одним из самых дорогих стартапов в мире, даже притом, что около 75% денег с каждой поездки получает водитель. Можно только представить себе, как возрастет стоимость Uber, если в течение нескольких лет компания заменит каждого водителя-человека на самоуправляемый автомобиль с элементами ИИ. А если бы банки могли заменить всех своих сотрудников, занятых в ипотечном кредитовании, алгоритмами, выдающими кредиты более разумно, по более низким ставкам и без вмешательства человека? Подобные преобразования уже вскоре произойдут и в области грузоперевозок, страхования, производства и розничной торговли.

Дальнейшая концентрация прибыли неизбежна, поскольку экономика, основанная на ИИ, будет естественным образом стремиться к модели «победитель получает все». Сочетание глубокого обучения с доступностью данных способствует формированию замкнутого круга: лучшие продукты и компании будут укреплять свои позиции. Чем больше данных — тем лучше продукты, которые, в свою очередь, привлекают больше потребителей, которые производят еще больше данных, которые позволяют еще больше улучшить продукт. Компания, обладающая данными и финансовыми средствами, также может привлекать самых талантливых специалистов по ИИ, что будет еще сильнее увеличивать разрыв между лидерами отрасли и отстающими.

В прошлом преобладание физических товаров и географические ограничения помогали контролировать доходы внутри потребительских монополий. (Антимонопольное законодательство США влияло на это гораздо меньше).

Но в будущем цифровые товары и услуги продолжат захватывать все большую долю рынков, и использование самоуправляемых грузовиков и дронов резко сократит стоимость доставки физических товаров. Вместо распределения отраслевых прибылей по разным компаниям и регионам мы начнем видеть всебольшую и большую концентрацию этих астрономических сумм в руках немногих, в то время как очереди безработных станут еще длиннее.

Оставить комментарий

You don't have permission to register
50864159